Главная Книжная полка Максим Жаров. "Испанское море". Дополнительные главы
003_1.gif


Максим Жаров. "Испанское море". Дополнительные главы

PDF Печать
Автор: Максим Жаров
Дата публикации: 16.11.2007 15:15

ГЛАВА ПЯТАЯ

Из рассказов графа Пенальбы

Западные Индии показались мне сначала всеми своими самыми радостными яркими красками. Необычайного цвета море, бездонное небо, палящее солнце, яркие дикие краски все это настраивало на самые радужные мечты, когда «Feliz Navidad» бросил якорь в гавани Сан-Хуан-Пуэрто-Рико, поскольку наш капитан наотрез отказался заходить в порт Санто-Доминго.

- Поймите меня правильно, сеньор, это большой крюк. Если я это сделаю, что отстану от флотилии, которую потом нужно будет нагонять в одиночку.

- Ничего страшного, я готов заплатить за неудобства.

- Молодой сеньор шутит. В здешних водах довольно много протестантских корсаров, которые только и ждут, чтобы какой-нибудь торговый корабль отстал он всех, чтобы напасть и разорвать его на куски, как акулы. Нет, не уговаривайте. Я не могу рисковать всем грузом ни за какие деньги. Максимум, что я могу для вас сделать, это высадить в Сан-Хуане-Пуэрто-Рико, когда флот будет пополнять там запасы воды. Там вы без труда найдете какую-нибудь небольшую посудину, которая и доставит вас в Санто-Доминго.

Так мы оказались на Пуэрто-Рико. Было приятно после долгого плавания вновь ощутить твердую почку под ногами. Флот, пополнив запасы воды, двинулся дальше, а мы подыскав каботажное судно, которое возвращалось на Эспаньолу, отправились на нем нам нем в Санто-Доминго. По пути капитан, много жаловался на нападения французских, английских и голландских корсаров, которые мешают развитию местной торговле между испанскими островами Западных Индий.

- Эти канальи словно черти, появляются неизвестно откуда, а потом прячутся в своих глухих бухтах. Слава Богу, на Эспаньоле теперь новый военный губернатор, который тешит их и в хвост и в гриву. Поговаривают, что после того, как он прогонит всех несанкционированных протестантских поселенцев с острова, в Санто-Доминго будет заходить флот из Испании. А то мне всякий раз приходится подкарауливать его в Сан-Хуан-Пуэрто-Рико, чтобы купить немного нужных европейских товаров. И поверьте мне, не один я жду этого дня.

Еще во время перехода через океан всем командам кораблей было известно, что к губернатору графу де Пенальбе плывет его сын. Ну, а когда мы подошли к берегам Пуэто-Рико, то наверняка был даже отряжен специальный корабль, чтобы предупредить моего отца. Иначе, чем объяснить то, что он заранее знал о моем прибытии, и уже встречал меня на пристани.

Вот она долгожданная минута. Подплывая на первой шлюпке к причалу я сразу увидел отца. Это был среднего роста крепкий мужчина лет сорока пяти, махающий мне черной широкополой шляпой с белым плюмажем. Он почти совсем не изменился с нашей последней встречи, все такая же прямая гордая осанка, черные волосы и брови, из под которых смотрели искрометные светлые глаза.

- Как ты повзрослел! — воскликнул отец, заключая меня в объятья.— Боже мой, мы не виделись три года, а ты так вырос и так возмужал. Я рад, я очень рад, что ты оставил Европу и приплыл ко мне. Я постараюсь сделать все, чтобы ты не пожалел об этом. Жаль только, что твоя матушка...

- Я тоже очень рад видеть тебя, отец,— сказал я оглядываясь по сторонам. По правде мне, как любому 18-летнему дылде, было не очень приятно, что меня у всех на виду тискает взрослый мужчина, пусть даже и мой отец. Я старался не показывать не показывать этого, поскольку в глубине души уже считал себя тертым калачом, бывалым солдатом, успевшим поучаствовал в одной кампании, и наконец, умелым бретером. И вдруг у этого настоящего головореза оказывается есть отец, который лезет при всех со своими нежностями... Какой позор для моей репутации... Однако юные мозги чаще всего обделены здравым смыслом, и им никогда не суждено осознать того, что это вполне естественно, когда тебя любит отец, когда обнимает и хочет с тобой общаться. И нечего при этом стыдиться его, какой бы он ни был, это вполне нормально, и только недоумки могут упрекнуть тебя в том, что у тебя тоже есть ответная кровная привязанность.

- Мне так повезло,— говорил мой отец.— Мой сын со мной. Об этом могут только мечтать все испанские губернаторы, в то время, как я это уже испытываю. Не представляешь, Педро, как я горд и счастлив, что у меня такой взрослый сын.

- Отец, называй меня пожалуйста Пьер. Мне так привычнее...

- Об этом можешь сразу забыть. Здесь также как в Европе идет война с французами, поэтому, если я буду звать тебя Пьер, это будет неправильно понято. Нет, тут мы все говорим по-испански, поэтому ты будешь для всех Педро, ну а наедине я буду называть тебя как захочешь... Пьер, так Пьер. Но что это у тебя на щеке?

Отец провел ладонью по моему свежему шраму, оставленному шпагой одного из дюнкерских корсаров.

- Я вижу это след от клинка. Боже мой, мой сын стал совсем взрослым. Может быть у тебя и девушка есть, а? Ну признайся.

- Отец, мы же не одни...

Граф сделал вид, что осекся и посмотрел вокруг, где начала собираться небольшая толпа из местных жителей, и тут только заметил за моей спиной стоящего Николаса.

- Здравствуй мой старый боевой товарищ. Спасибо, что довез Педро живым и здоровым,— отец хлопнул по плечу моего камердинера.— А вот на счет невредимости... Но об этом после... Ну а теперь,— обратился он к своим чернокожим слугам, которые широко и умильно улыбались, видя нашу встречу,— хватайте вещи и несите домой. А мы с тобой. Педро, немного прогуляемся. Надеюсь ты не устал с дороги? Просто у меня тут есть еще дела.
Морское побережье около Санто-Доминго было недоступно для того, чтобы к нему приставали корабли из Европы, поэтому все суда сначала заходили в устье реки, минуя форт, а потом разгружались в специально оборудованном месте. Остальная же эскадра ждала их в это время на морском рейде.

- Что я могу? Лишь писать об этому куда следует,— кричал мой отец.— Не могу же я покупать все это на собственные деньги? Или вы думаете, что это моя приватная война? Если им там наверху не нужны эти земли, то об этом уже все давно догадываются. Лишь фанатики думают, что мы тут работаем на благо какой-то родины, которая уже давно положила на нас своим большим прибором.

- Ну, не нужно так кипятиться,— говорил ему капитан нашего «Feliz Navidad».— Что мне было погружено, то я и доставил вам, согласно вот этим бумагам. Не знаю, чего вы так сердитесь. Если бы о ваших нуждах забыли, то не прислали бы и этого, как остальным губернаторам. Поверьте мне, капитану который пойдет еще в Каракас и Каратхену, Пуэрто-Белло и Веракрус — вы счастливчик, и должны радоваться тому, что на особом счету, и вам хоть что-то присылают.

- Да, но это лишь малая доля того, что мне необходимо. Неужели там в Севилье и Мадриде думают, что можно обойтись мизером в столь крупном деле?
Радость отца после встречи сменилась яростью, когда он прямо на пристани вскрыл ящики и увидел, что прислали ему из Испании. По его словам он заказывал кремневые голландские мушкеты последних образцов, а получил старинные фитильные аркебузы прошлого века, просил легкие итальянские пистолеты, а прислали тяжелые и старинные колесовые.

- У меня впечатление того, что они просто избавляются от хлама,— сетовал он мне когда мы шли по городу.— Не понимаю, куда смотрит герцог Медина-Сидония. Он же обещал мне присылать даже за свой счет все необходимое и самого лучшего качества...



 
(10 голосов, среднее 4.10 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (0 постов)