Главная Книжная полка Максим Жаров. "Испанское море". Дополнительные главы
003_3.gif


Максим Жаров. "Испанское море". Дополнительные главы

PDF Печать
Автор: Максим Жаров
Дата публикации: 16.11.2007 15:15

…Выслушивать женские глупости было еще хуже. Этот фальшивый смех, беззаботное щебетание, уверенность в собственной непогрешимости, знание ответов на все вопросы, самонадеянность, все это было ужасно. Но вдруг повернувшись я увидел ее. Это была девушка входящая в дом под руку с пожилым кабальеро. Словно пуля пробила мою грудь на вылет, когда она взглянула на меня. Я тут же отвел свой взгляд. О, Боже. Это была она. Та единственная. Я отвернулся, делая вид, что увлечен очередным разговором о политике, который рядом вели иезуит и доминиканец. Я переводил дух. Какая красотка. Какое изящество в походке, какие тонкие черты лица, какие волосы, какие руки, какая грация в движениях. Я в полглаза незаметно наблюдал за незнакомкой. Да, это была девушка мечты. Но вот отец подводит ее ко мне. Боже, как она хороша.

- Разрешите вам представить, дон Антонио, это мой сын Педро, а это адмирал дон Антонио де ла Плаза, гроза всех иностранных кораблей в наших морях, командир знаменитой Armada Barlovento, со своей дочерью доньей Марией.

Боже, какие у нее были красивые карие глаза, какая улыбка… Но не успел я как следует раскланяться, как с улицы послышались крики, оповещавшие, что прибыл сам президент дон Хуан Франсиско де Монтемайор-и-Куэнса с женой и двумя дочерьми толстухами. Конечно, он был горд, что единственный на острове имел карету, но только взглянув на нее, я еле сдержался от смеха. Бросив взгляд на донью Марию, я понял, что она заметила мои невольные чувства, и также слегка понимающе улыбнулась.

Встретив президента, отец подвел его ко мне и представил с довольно довольным видом.

- Говорят, молодой человек, что вы любите фехтование,— спросил дон Хуан. -

Как любой дворянин, я с детства обучаюсь умением владеть шпагой,— поклонившись ответил я.

- До меня дошли сведения, что вы необычайно и чрезвычайно преуспели в этой области, и что от этого даже имели некоторые неприятности в Европе. -

Вы очевидно путаете меня с кем-то. Мои достижения слишком малы и обычны, чтобы на них обращать внимание.

- Разве? А вот ваш слуга заявляет обратное. Говорят вам прямо-таки нет равных.

- Мой сын весь в меня,— встрял в разговор мой отец.— Я первым учил его фехтованию, и надеюсь от меня он унаследовал не тольку мою шпагу, но крепкую руку и вёрткую кисть.

- Но надеюсь, дорогой граф, что в отличие от вас он не будет вызывать на поединки моих самых преданных людей? A?

В ответ на это мой отец лишь сделал вид, что поклонился, и любезно подхватив под руку президента увлек его в сторону, о чем-то оживленно расспрашивая. Я снова взглянул на донью Марию, которая похоже также смотрела в мою сторону, немного закрываясь мантильей. Какая же красота. Какие изящные руки, тонкие пальцы…

- У нас тут не любят, когда приезжие пялятся на чужих невест,— вдруг услышал я голос сзади.

Это был некий кабальеро лет сорока, мне еще не представленный. Он окинул меня презрительным взглядом, и съязвил, что в Санто-Доминго нет ни одного тренировочного фехтовального зала, так что мне будет негде поразить воображение дам.

- У нас не делят рапиры на белые или черные, а всегда фехтуют по-настоящему. Так что, противники всегда заглядывают в лицо смерти. Боюсь, это вам малознакомо, и из-за этого у вас здесь не получится продемонстрировать свое мастерство.

- Не бойтесь, вам это не грозит,— ответил я.— Я никогда не фехтую с теми, кому не представлен.

- Я главный альгвасил Санто-Доминго дон Хуан де Мальпика. Это славного имя наш род носит уже много веков, поэтому у меня нет нужды в представлениях. Если вы не знаете Мальпику, то это говорит лишь о вашем узком кругозоре.

- Почему же, мне знакомо ваше гордое имя. Кажется это ваш родственник недавно позорно бежал от французов во Фландрии? -

Вы ошибаетесь. У нас в роду не было трусов.

- Тогда как назвать поступок доблестного генерала, который после того, как получил от французов легкую взбучку под Люксембургом уже больше не помышлял о сопротивлении и уехал, оставив свою армию? Мне также вспоминаются, что после этого маркиз закрепил свою изрядно подмоченную репутацию и в Италии, когда снова попал в окружение, и бросив свое соединение снова в тайне скрылся. Так вы настаиваете, что гордитесь именем, которое носите?

Черные брови моего собеседника сдвинулись, зубы стиснулись, кулаки сжались, лицо побагровело.

- Вы — негодяй и выскочка,— прошипел дон Хуан.— Вы ответите мне за свои слова.

- Когда и где?

- Сегодня же вечером. Приходите в полночь на бастион Сен-Филиппе. Можете без секундантов. У нас тут не принято втягивать своих друзей в приватные распри. Я также буду один. Слово чести.

- Очень любезно с вашей стороны, уважаемый дон Хуан.



 
(10 голосов, среднее 4.10 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (0 постов)