Главная Книжная полка Виктор Губарев. "Корсары Тортуги"
003_1.gif


Виктор Губарев. "Корсары Тортуги"

PDF Печать
Автор: Виктор Губарев
Дата публикации: 22.03.2010 18:28

- Их желание мне понятно,— пробормотал д’Ожерон, просматривая содержание перехваченного пиратами письма.— Гм, это весьма любопытно, весьма…

- Конечно, мы могли бы поохотиться за галеонами и без официального разрешения,— небрежно заметил капитан флибустьеров,— однако такая охота может дать повод объявить нас форбанами, людьми вне закона. Если же вы, ваше превосходительство, согласитесь участвовать в этом деле и, как бывало прежде, пожалуете нам каперское свидетельство,— Лекюйе перешел на хриплый шепот,— десятая часть всех призов пойдет в вашу пользу.

- То, о чем вы говорите, является королевской десятиной,— уточнил губернатор, прищурив левый глаз.

- Что ж, сверх этих десяти процентов легко предусмотреть еще одну десятину лично для вас, ваше превосходительство.

- Ловлю вас на слове, капитан. Должен признаться, ваш проект представляется мне более интересным, чем голландский. К тому же он вовсе не противоречит интересам Его Величества и директоров Вест-Индской компании в этой части света. Однако меня смущает одно обстоятельство; я не уверен, что у вас найдется достаточно сил для проведения столь рискованной операции.

- Мой восемнадцатипушечный «Буревестник» действительно не способен тягаться с испанскими шестидесяти- и семидесятипушечными галеонами,— согласился пират.— Но если привлечь к делу три-четыре быстроходных судна с отчаянными командами, удача наверняка будет на нашей стороне. Тут ведь что главное? Знать, когда «серебряный флот» выходит в море, и не упустить момент, когда какой-нибудь галеон вывалится из общего строя.

- Полагаете, что капитаны четырех других корсарских кораблей, стоящих в этой гавани, поддержат ваш проект?

- Трое из них пришли с Ямайки. Вашему превосходительству известно, что после панамского похода Моргана английские власти запретили корсарам антииспанские рейды и закрыли для них Порт-Ройял и другие ямайские гавани. Теперь только Тортуга и Пти-Гоав на Эспаньоле могут предоставить удобные, хорошо защищенные пристанища для их кораблей, а также снабжать вольных добытчиков провиантом, боеприпасами и каперскими свидетельствами. Выходит, английские флибустьеры кровно заинтересованы в том, чтобы дружить с французами.

Месье д’Ожерон вытер платком пот со лба и шеи, потом повернул раскрасневшееся лицо к собеседнику.
— Вот что, капитан… Завтра к полудню я подготовлю для вас два каперских свидетельства. Одно позволит вам действовать против испанского судоходства, другое уполномочит нападать на голландские корабли и поселения в этой части Америки.
— Благодарю вас, ваше превосходительство! — Лекюйе согнулся в низком поклоне.
— Погодите,— нетерпеливо махнул рукой губернатор.— Кроме того, мы заключим с вами договор, по которому все призовые товары, захваченные в ходе этого предприятия, вы, как обычно, доставите на Тортугу и здесь продадите их мне или, в случае моего отсутствия, моим агентам по справедливой цене.

Лекюйе был тертым калачом и не сомневался, что выражение «справедливая цена» на деле означает «в десять раз дешевле обычного», но с готовностью согласился со всем, что предложил месье д’Ожерон. «Сейчас самое важное — получить каперское свидетельство для действий против испанцев,— рассудил он.— Кроме того, старик, возможно, разрешит взять в кредит порох, ядра и другую амуницию из форта. А что будет со всеми нами через несколько месяцев — так это одному лишь Богу известно…».

Уже провожая гостя к выходу, д’Ожерон вдруг взял его за локоть.
— Кстати, Пьер…
Лекюйе обернулся.
— Да, ваше превосходительство?
— До меня дошли сведения, что бригантина «Красотка» осталась без капитана. Это правда?

Пират скорчил жуткую гримасу, призванную, по всей видимости, изобразить безмерную печаль, и тяжело вздохнул:
— Беднягу Фонтенэ вчера хватил удар. Старый осел, кажись, перебрал маленько… Сегодня в полдень его отпевали в часовне Святой Варвары, а потом закопали на кладбище в Ле-Монтане.
— Никого не минет сия чаша,— поднял очи горе д’Ожерон.— Кто же теперь будет командовать «Красоткой»? — Маркиза.
— Кто? — не поверил своим ушам губернатор.
— Марианна де Фонтенэ, дочка и единственная наследница покойного. На совете команды бригантины за нее проголосовало большинство.

«Чудны дела твои, Господи»,— подумал д’Ожерон, который даже в свои пятьдесят девять лет не утратил детской способности удивляться.



 
(104 голосов, среднее 4.25 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (0 постов)