Главная Общая история Флибустьеры и корсары в англо-испанском колониальном соперничестве в Вест-Индии 1660-1671 гг.
003_6.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Флибустьеры и корсары в англо-испанском колониальном соперничестве в Вест-Индии 1660-1671 гг.

PDF Печать
Автор: Виктор Губарев
Дата публикации: 17.06.2006 23:24
Последняя редакция 30.11.2009 14:53

В середине ХVII века соотношение сил в Западной Европе решительно изменилось в пользу старых соперников Испании: Голландии, Англии и Франции, и на первое место выдвинулись англо-голландские торговые противоречия. В то же время весьма острыми были англо-испанские, англо-французские и франко-испанские отношения; назревал франко-голландский конфликт.

Английский военно-морской флот, усиление которого явилось прямым следствием победы буржуазной революции, в 50-е годы ХVII века был открыто поставлен на службу торговой и колониальной экспансии Великобритании. После окончания первой англо-голландской «торговой войны» (1652-1654) высвободилось 160 боевых кораблей, которые антииспанская партия в парламенте предложила использовать для нападения на Испанскую Америку. Однако морская война против Испании и ее американских колоний, развязанная лордом-протектором Кромвелем в 1655 году, не оправдала всех возлагавшихся на нее надежд, и уже в мае 1659 года английское правительство начало искать пути сближения с испанской короной. При этом утверждалось, что «государство никогда не помышляло о разрыве и не участвовало в нем, а всё происходило из-за каприза и узурпации власти прежним протектором»1. Испания, потерявшая в годы разрыва остров Ямайку в Карибском море и часть «серебряного флота», также стремилась к перемирию.

Вскоре после реставрации монархии в Англии Карл II Стюарт направил испанскому послу Л. де Аро предложение заключить перемирие в Европе и Америке и восстановить торговые отношения между двумя королевствами. Английский посол в Мадриде Г. Беннет сделал аналогичное предложение испанскому королю. 15 июня 1660 года все английские каперские свидетельства, выданные частным лицам для действий против подданных испанской короны, были отменены. Каперы (корсары) должны были прекратить антииспанские рейды «под страхом такого наказания, которое может быть применено к ним как к пиратам»2.

В Мадриде о прекращении войны с Англией было объявлено 10 сентября. Полковник Эдвард Дойли, военный губернатор захваченной англичанами Ямайки, узнал об этом 4 февраля 1661 года, и на следующий день издал прокламацию о мире с Испанией и об отмене каперских поручений. Эта прокламация была встречена в штыки местными плантаторами и пиратами, базировавшимися на острове. Флибустьеры, прикрывавшие свои грабительские походы против испанцев английскими каперскими свидетельствами, могли теперь уйти в голландские или французские колонии, лишив Ямайку надежной защиты с моря (а последний английский военный фрегат ушел с острова в середине 1660 года). Кроме того, следует учитывать и тот факт, что легальное пиратство (каперство) служило средством обогащения не только организаторов и участников антииспанских экспедиций, но и всех тех, кто скупал и перепродавал награбленное. Часть добычи шла в пользу покровителей пиратского промысла, среди которых были представители колониального чиновничества, лорд-адмирал Англии и сам король. Именно поэтому губернатор Дойли и созванный им Военный Совет в марте 1661 года решили, что за «линией дружбы» (т. е. южнее тропика Рака) мир невозможен и поэтому следует возобновить выдачу каперских грамот, направленных против испанского судоходства в Вест-Индии.

2 августа 1661 года новым губернатором Ямайки был назначен лорд Виндзор. Данные ему инструкции красноречиво свидетельствуют о том, что Англия не собиралась отказываться от ведения военных действий против испанских подданных по ту сторону «линии дружбы». Виндзор должен был попытаться наладить торговые отношения с испанскими колониями в бассейне Карибского моря (что явилось бы нарушением монополии купцов Севильи), а в случае отказа испанских колониальных властей торговать «по-хорошему», применить силу. Как и следовало ожидать, губернаторы испанских колоний отказались нарушить монополию севильской Торговой палаты, и 20 августа 1662 года Совет Ямайки принял решение «попытаться торговать насильно»3.

Таким образом, заключение мирного англо-испанского договора в Европе не привело к прекращению войны в Вест-Индии. 12 сентября того же года Совет Ямайки издал постановление, «чтобы люди поступали на военную службу на „Сенчурион“ и другие суда для морского похода». Экспедицию, состоявшую из 11 кораблей с 1300 флибустьерами на борту, возглавил коммодор Кристофер Мингс; его заместителями были утверждены капитан Томас Морган, командовавший волонтерами, и капитан Адриан ван Димен по прозвищу Сварт, командовавший пиратами. 20 сентября лорд Виндзор подписал инструкции, уполномочивавшие Мингса «отплыть с находящимися под вашим началом фрегатом „Гриффит“ [„Гриффин“] и иными частными военными фрегатами к соседнему побережью владений короля Испании; и там вам надлежит брать, овладевать и неожиданно захватывать или как-то иначе уничтожать все или какие-либо корабли и суда короля Испании или его подданных...»5. Кроме того, Мингсу разрешалось нападать на испанские крепости и города, «одолевать, захватывать и разрушать их силой или иным способом, в результате чего, возможно, другие места во владениях короля Испании можно будет легче склонить к установлению торговли с подданными его величества»6.

Объектом для нападения был выбран город Сантьяго-де-Куба. 5 октября флибустьеры подошли к городу, разгромили испанский отряд и, овладев городскими укреплениями, занялись грабежом. 19 октября они разрушили фортификации Сантьяго, погрузили на суда трофейные пушки, серебро, бочонки с вином и сахаром и, прихватив 7 призов (т. е. захваченных кораблей), вышли в море. 22 октября экспедиция вернулась на Ямайку. Лорд Виндзор, получив свою долю добычи, вскоре отбыл в Англию. За время своего короткого правления он успел реорганизовать армию на острове, учредить адмиралтейский суд в Пойнт-Кагуайе (будущий Порт-Ройял), изъять у капитанов почти все каперские лицензии, выданные прежним губернатором, и пожаловать им новые, обязав приводить призы только на Ямайку.

Преемником Виндзора Совет Ямайки выбрал Ч. Литтлтона, во время правления которого, по замечанию Дж. Бриджеса, «каперство поглотило внимание всех классов»7. 2 декабря 1662 года ямайский Совет принял решение об организации нового предприятия против испанцев. В начале января 1663 года около 1600 волонтеров и флибустьеров сели на борт 12 кораблей и отплыли под командованием Мингса в сторону Мексики. Утром 9 февраля они подошли к городу Кампече и высадили на берег десант. К десяти часам город был в руках налетчиков. Форты они частично разрушили, городские кварталы сожгли, а 14 судов, стоявшие на якоре в гавани, взяли в качестве призов. Из письма испанского лиценсиата М. де Альдана следует, что корсары захватили в Кампече добычу на 150 тысяч пиастров, а общий ущерб, нанесенный испанской казне, превысил 500 тысяч пиастров. Весной экспедиция Мингса вернулась на Ямайку, где ее встретили с триумфом. В ту пору, по словам Дж. Бриджеса, захватываемая пиратами добыча стала «главным источником того богатства, которое в течение длительного времени делало Ямайку одной из ведущих британских колоний»8.

В конце января 1663 года адмиралтейский судья Ямайки У. Митчелл рассмотрел дело о захвате испанского корабля «Нуэстра Сеньора де ла Солидад и Хесус Насарино» капитаном Джорджем Бреннинхэмом (Бримакэйном) и присудил приз «в пользу названного Джорджа Бреннинхэма и команды, собственников, поставщиков съестных припасов, офицеров, моряков и солдат», предварительно изъяв пятнадцатую и десятую части добычи «в пользу его величества, нашего суверенного господина короля, и его королевского высочества герцога Йоркского, верховного лорда-адмирала»9.

Официальный Лондон, хотя и получал свою долю пиратской добычи, открыто не признавал законность антииспанских акций в Вест-Индии. В апреле 1663 года Карл II заверил испанское правительство, что он крайне недоволен тем, что произошло осенью 1662 года в Сантьяго-де-Куба. Когда в мае 1663 года поступило сообщение о набеге Мингса на Кампече, король осудил и эту акцию. Находившиеся в Кадисе и Севилье английские купцы боялись, что из-за пиратских действий ямайской флотилии в Карибском море их бизнес и репутация будут подорваны. Секретарь Г. Беннета, Дж.Уильямсон, 14 мая писал Р. Фэншоу: «Письма из Кадиса сообщают, что они там очень удручены слухами из Вест-Индии о нашем враждебном поведении... которое может совершенно разорить их торговлю»10. Чтобы успокоить испанский двор и английских негоциантов, торгующих с Испанией, Карл II запретил Совету Ямайки организовывать антииспанские предприятия, но флибустьеры и колониальные чиновники просто проигнорировали этот «запрет».

В 1663 году в Порт-Ройяле, превратившемся в крупнейшую пиратскую базу Вест-Индии, нашли убежище не менее 15 флибустьерских судов, команды которых состояли из англичан, голландцев, французов и даже индейцев. Сохранился список, содержащий сведения об одиннадцати из них:

Капитан Корабль Экипаж Пушки
Томас Уэтстон испанский приз 60 7
Адриан ван Димен фрегат «Griffin» 100 14
Ричард Гай фрегат «James» 90 14
Уильям Джеймс фрегат «American» 70 6
Уильям Купер фрегат 80 10
Джон Моррис бригантина 60 7
Джордж Бримакэйн фрегат «Fortune» 70 6
Эдварт Мансфелт бригантина 60 7
Уильям Гудлад пинк 60 6
Виллем Албертсзоон Блауфелт барк 50 3
Джон Пёрдью
фрегат 40 4

Из других источников известно, что в это же время на Ямайке имели пристанище капитаны Бернард Спейрдик, Давид Маартен, Якоб Факман, Жан Дюгла (Джон Дуглас), Бартоломью Португалец и пр. По данным полковника У. Бистона, в июне 1663 года в Порт-Ройяле была снаряжена флотилия под командованием капитана Бернарда, которая отплыла на реку Ориноко и разграбила город Санто-Томас12. 19 октября того же года другой ямайский флибустьер, капитан Уильям Купер, привел в Порт-Ройял два испанских приза, один из которых, корабль «Мария» из Севильи, вез в Мексику 1000 центнеров ртути, масло, вино и оливы. Некоторые призовые товары были доставлены в Лондон, где испанский посол П. Моледи потребовал от английского правительства вернуть их.

В начале 1664 года Джон Моррис, капитан корабля «Virgin Queen», захватил в проливе между Ямайкой и Гаити пинк «Blue Dove». Этим грузовым судном, снаряженным амстердамским купцом Виллемом Давидсоном, командовал английский капитан Р. Кук, документы которого были заверены таможней английского порта Дувр. Дело о захвате «Blue Dove» рассматривалось адмиралтейским судом под председательством Ч. Литтлтона, и, поскольку Моррису не удалось доказать, что названное судно шло на Кубу для контрабандной торговли с испанцами, губернатор Ямайки велел освободить его13. Вице-губернатор острова Эдвард Морган разрешил капитану Куку продолжить плавание, но у южного побережья Ямайки «Blue Dove» был снова взят на абордаж: на сей раз капитаном Жаном Дюгла. В качестве добычи ему достались 48 бочек сахара, груз ценной древесины, какао, 30 ящиков ртути, 2 золотые короны, украшенные драгоценными камнями, 60 кувшинов масла, 9 ящиков со спиртом и пр. Позже, когда Дуглас был арестован в Северной Америке, выяснилось, что он имел не английское, а португальское каперское свидетельство, проданное ему капитаном Карлосом де Бильсом «для участия в войне с врагами португальской короны»14.

Ч. Литтлтон отправился в Англию с отчетом в начале мая 1664 года, оставив управление Ямайкой Совету во главе с его председателем Томасом Линчем. В Лондоне, отвечая на жалобы испанского посла, он заявил, что не несет ответственности за антииспанские акции флибустьеров. По его словам, капитан Купер имел каперское поручение, выданное ему лордом Виндзором. К этому он добавил, что не получал от английского правительства официальных указаний о прекращении военных действий против испанцев и о роспуске каперов. Убежденный в том, что «испанец более сговорчив, когда его хорошенько побить», Литтлтон в августе 1664 года представил лорду-канцлеру свои соображения о необходимости всемерного поощрения корсаров на Ямайке. Его аргументы сводились к следующему:
1) каперство кормит большое количество моряков, от которых остров получает защиту без участия военно-морских сил королевства;
2) если король запретит каперство, он потеряет много людей, которые в случае войны в Вест-Индии могут быть с успехом использованы на службе, ибо хорошо знают местные берега, течения, ветры и т. д.;
3) без каперов жители Ямайки не будут иметь оперативных сведений о замыслах испанцев, о величине и состоянии их флотов и ресурсов;
4) если призовые товары не будут поступать в Порт-Ройял, многие негоцианты покинут Ямайку и произойдет резкое повышение цен;
5) уменьшение числа каперов потребует увеличения числа военных фрегатов и связанных с этим больших хлопот и расходов; кроме того, английским морякам присущ корсарский дух, и они всегда более склонны к союзу с каперами, чем к вражде с ними;
6) если каперам запретить базироваться в портах Ямайки, они не вернутся к мирной жизни, а уйдут на другие острова и начнут разорять английскую коммерцию [15].

Доводы Литтлтона выглядели убедительно, но назревала новая война с Голландией, и поэтому английское правительство не хотело чрезмерно обострять отношения с Испанией. В инструкциях, данных новому губернатору Ямайки Томасу Модифорду, предписывалось не только «запретить выдачу каперских свидетельств, поощрять торговлю и особенно сохранять добрые отношения с испанскими владениями», но и «подвергнуть заслуженному наказанию нарушителей, полностью возместить ущерб и удовлетворить пострадавших»16. Прибыв в июне 1664 года на Ямайку, Модифорд действительно издал прокламацию, запрещающую антииспанские рейды. Однако его намерения не учитывали местных условий и сразу же натолкнулись на противодействие флибустьеров. Линч 25 июня писал Г. Беннету: «Здесь может быть около 1500 из них на примерно 12 судах, и если они будут испытывать недостаток в английских каперских грамотах, они достанут французские и португальские документы, и если с ними они захватят какой-либо груз, они наверняка будут хорошо приняты в Новых Нидерландах и на Тортуге»17. Опасения Линча разделял и ямайский вице-губернатор полковник Э. Морган, который в одном из писем констатировал: «После недавнего запрещения каперов число пиратов явно возросло»1. По его сведениям, в тот момент на Ямайке базировалось 14 или 15 пиратских судов с 2000 или 3000 головорезов на борту.

Попытки Модифорда следовать королевским инструкциям и договориться с губернаторами испанских колоний о налаживании торговых связей не увенчались успехом. Тем не менее, в августе он решил вернуть испанским собственникам два судна, взятых капитаном Робертом Сирлом. В ноябре капитан Морис Уильямc попросил у Модифорда разрешение войти в Порт-Ройял с богатым испанским призом, чтобы реализовать награбленные товары (кампешевое дерево, индиго и серебро) и расплатиться с кредиторами. Хотя губернатор не дал ему никаких гарантий, через восемь дней Уильямc вошел в гавань, однако призовые товары были тотчас конфискованы властями и проданы в интересах испанского собственника. Не желая мириться с такого рода действиями ямайской администрации, флибустьеры разграбили несколько испанских призов, а товары спрятали в укромных бухточках и пещерах острова. Модифорд вынужден был признать, что его указы «принесли мало выгоды испанцам, зато нанесли большой ущерб его величеству и его королевскому высочеству из-за потери десятой и пятнадцатой частей добычи»19.

В начале 1665 года вспыхнула вторая англо-голландская «торговая война», и власти Ямайки, получив разрешение лорда-адмирала герцога Йоркского, решили выдать флибустьерам каперские свидетельства для действий против голландцев. Однако не все пираты пожелали участвовать в антиголландских акциях. В январе 1665 года отряд флибустьеров, насчитывавший до 150 человек, отправился на трех судах к побережью мексиканской провинции Табаско и, ограбив город Санта-Мария-де-Виктория и ряд более мелких поселений, захватил у испанцев сокровища на 50 тысяч пиастров. Пиратов возглавляли капитаны Давид Маартен, Якоб Факман, Генри Морган, Фримэн и Джон Моррис. На рейде Кампече они взяли на абордаж два богатых испанских судна, затем пошли в Гондурасский залив и разорили город Трухильо. Ряд авторов приписывает им также нападение на город Гранаду в Никарагуа (летом 1665 года), но, по данным А. Торнтона и А. Бёрнса, эту акцию совершили флибустьеры под командованием голландца Эдварта Мансфелта.

Ранее я писал, что костариканский историк Л. Фернандес обнаружил в архиве письмо президента аудиенсии Панамы Х. Переса де Гусмана к губернатору Коста-Рики Х. Лопесу де ла Флору, в котором сообщалось о том, что Ямайку покинули 14 пиратских судов с 800 людьми на борту, намеревавшимися захватить Гранаду. Письмо это датировано 16 марта 1665 года20. В действительности указанные события имели место в 1666 году, поскольку по старому стилю Новый год начинался не 1 января, а 25 марта.

В ноябре 1665 года, когда флотилия флибустьеров Ямайки стояла на якоре у южного побережья Кубы, губернатор Модифорд предложил ее «адмиралу» Мансфелту совершить набег на голландскую колонию Кюрасао. Но в январе 1666 года пираты на общем совете решили прежде всего напасть на испанцев. Имея португальскую каперскую грамоту, они высадились на кубинском берегу, прошли в глубь острова и неожиданно напали на город Санкти-Спиритус. Обратив в бегство испанский отряд, они захватили, разграбили и сожгли город, после чего вернулись к своим кораблям. В экспедицию на Кюрасао они так и не отправились.

Что же предприняла в этой ситуации администрация Модифорда? 22 февраля Совет Ямайки объявил о своем намерении выдать флибустьерам каперские свидетельства против испанцев. Пункт 2 постановления гласил, что каперство «наполнит остров деньгами, слитками, какао, кампешевым деревом, шкурами, жиром, индиго, кошенилью и многими другими товарами, благодаря чему люди из Новой Англии будут заинтересованы в доставке своих продуктов и много купцов поселится в Порт-Ройяле»21. В пункте 6 отмечалось, что разрешение на каперство удержит флибустьеров из французских колоний на Тортуге и Эспаньоле (совр. Гаити) от враждебных действий против англичан, а пункт 7 подчеркивал: «Остров будет надежно защищен, если военные корабли будут регулярно прерывать испанские коммуникации и давать губернатору сведения, которые они часто давали во времена полковника Дойли»22. Любой капитан пиратского судна мог приобрести каперское свидетельство, заплатив за него 20 фунтов стерлингов.

Весной 1666 года Мансфелт, Уэтстон и другие пиратские вожаки, посадив на борт 16 кораблей более 500 человек, предприняли поход к берегам Центральной Америки. В Коста-Рике испанцы и индейцы смогли дать им отпор, но в конце мая пираты высадили десант на острове Санта-Каталина (совр. Провиденсия), одолели испанский гарнизон и захватили в плен губернатора Х. де Окампо. На острове был оставлен отряд под командованием майора Смита, после чего Мансфелт предпринял ряд шагов по превращению Санта-Каталины в постоянную пиратскую базу. Однако испанские колониальные власти не дали пиратам времени укрепиться, и в августе того же года экспедиция под командованием Х. С. Хименеса реоккупировала остров. В плен попали 70 флибустьеров, в том числе их вожаки — капитаны Уэтстон, Стэнли и майор Смит.

В феврале 1667 года госсекретарь Г. Беннет, ставший лордом Арлингтоном, отправил на Ямайку указание прекратить поощрение пиратских экспедиций против испанцев, на что Модифорд резонно ответил: «Если бы мои возможности соответствовали моим желаниям… то каперы покушались бы практически только на голландцев и французов, а испанцы были бы избавлены от них, но у меня нет ни денег, чтобы платить им, ни фрегатов, чтобы подчинить их»23.

Англо-испанский мирный договор был подписан в Мадриде в мае 1667 года. Копия его была отправлена на Ямайку вместе с новыми инструкциями. Губернатору предписывалось прекратить выдачу каперских поручений против испанцев и аннулировать уже выданные. Модифорд получил эти указания в конце года, но, вместо того чтобы удерживать флибустьеров от новых враждебных акций, начал уверять Лондон, что на Кубе против англичан готовится военная экспедиция. В январе 1668 года Совет Ямайки решил не отменять поручения флибустьерам и единогласно утвердил предложение губернатора о выдаче специального свидетельства Генри Моргану, чтобы он мог «привлечь английских каперов и захватывать в плен лиц испанской нации»24. В марте, имея под своим командованием 12 кораблей и около 700 англичан и французов, Морган совершил экспедицию против Кубы, где захватил город Пуэрто-Принсипи (совр. Камагуэй) и взял добычу на 50 тысяч пиастров. В июне того же года, с гораздо меньшими силами, он предпринял дерзкий набег на побережье Панамского перешейка и разорил город Пуэрто-Бельо. По самым скромным подсчетам, наличными деньгами было взято 250 тысяч пиастров25. Рядовые участники похода получили по 60 фунтов стерлингов, Морган — не менее 400 ф.ст. Сокровища, доставленные на Ямайку, увеличили богатство острова на треть, а суммы, достигшие Лондона, вывели королевскую казну из бедственного положения.

Получив свою долю добычи, Модифорд все же сделал «выговор» Моргану за нападения на города, поскольку каперская лицензия разрешала ему нападения только на корабли. Морган принес губернатору свои извинения, после чего удовлетворенный глава ямайской администрации милостиво разрешил ему набеги и на приморские поселения. В мае 1668 года другой пиратский капитан, Роберт Сирл, осуществил нападение на город Сан-Аугустин во Флориде. Использовав два испанских приза для обмана портовой охраны, он бросил якорь у входа в гавань, а ночью неожиданно высадил своих людей на берег и атаковал спящий город. Так как у пиратов не было осадных орудий, они не стали штурмовать испанский форт, ограничившись грабежом церкви и жилых домов. В результате нападения погибло около шестидесяти горожан — четвертая часть населения Сан-Аугустина26.

Каперские рейды способствовали расцвету Порт-Ройяла, многие жители которого буквально утопали в роскоши. К 1668 году город имел 800 домов, которые, по свидетельству Р. Блома, были «столь дорогими, словно стояли на хороших торговых улицах Лондона»27. Некоторые офицеры и плантаторы держали в домах утварь из серебра, а лошадей подковывали серебряными подковами. Хирург Ричард Браун, участник походов Моргана, в декабре 1668 года так описывал Ямайку: «Этот остров в весьма преуспевающем состоянии и становится все более богатым благодаря каперству...»28.

Видя явное нежелание английских властей пресечь пиратские рейды ямайских флибустьеров, правительство Испании было вынуждено снарядить военную эскадру из 6 кораблей под командованием А. де Бустоса и А. дель Кампо-и-Эспиноса. Но боевой путь этой эскадры оказался бесславным. В марте 1669 года Совет Ямайки санкционировал новую экспедицию Моргана против испанских колоний, и пиратская флотилия не только разграбила города Маракайбо и Гибралтар в Венесуэле, но и нанесла поражение испанской эскадре под командованием А. дель Кампо-и-Эспиноса.

В апреле того же года королева-регент Испании подписала указ, обязывавший всех губернаторов в Америке начать войну с англичанами. Карл II, не желавший ввязываться в большую войну против Испании, немедленно приказал Модифорду обуздать пиратскую вольницу. В июне на Ямайке было объявлено о прекращении враждебных действий против испанцев. Губернатор докладывал в Лондон, что некоторые флибустьеры обзавелись плантациями, другие занялись охотой и торговлей с индейцами Москитового берега (Никарагуа) и Юкатана (Мексика), а также на Кубе. Отошел от пиратских дел и Морган. Спокойствие, однако, было обманчивым. Многие флибустьеры ушли в море со старыми каперскими свидетельствами, зная, что в случае успешного захвата добычи откупиться от королевских чиновников будет несложно. Те же, кто остался на острове — около 1500 человек — представляли собой столь взрывоопасную вольницу, что любой конфликт с ними мог привести к нежелательньм для колониальных властей последствиям.

Чтобы возобновить открытые антииспанские рейды, Совету Ямайки нужно было доказать Лондону, что испанцы готовятся к захвату острова. В январе 1670 года по Порт-Ройялу поползли слухи о военных приготовлениях испанцев и нападениях их корсаров на британские торговые суда. В письме лорду Арлингтону Модифорд сообщал, что готов прибегнуть к ответным мерам. Однако в Мадриде в то время шли переговоры о новом англо-испанском договоре, и положительного ответа губернатор не дождался. Тогда власти Ямайки решили действовать по своему усмотрению.

Предлогом послужили несколько пустячных антибританских акций испанцев. Так, в феврале губернатор города Картахена издал прокламацию о начале военных действий против англичан, а в марте два испанских корсара захватили несколько судов с Ямайки, пытавшихся вести контрабандную торговлю с испанскими колониями. Наконец, в июне корсар Мануэль Риверо Пардаль из Сантьяго-де-Куба совершил набег на Каймановы острова и посеял панику на Ямайке. В Порт-Ройяле немедленно ввели ночное патрулирование, усилили милицию, а жителям велели запасаться оружием и амуницией. 29 июня Совет Ямайки, получив от губернатора Кюрасао оригинал испанской репрессальной грамоты, направленной против подданных британской короны, постановил, «чтобы поручение было пожаловано адмиралу Генри Моргану быть адмиралом и главнокомандующим всех военных кораблей, приписанных к этой гавани, и всех офицеров, солдат и моряков, приписанных к ней, требуя от него со всей возможной поспешностью взять их на флот и выйти с ним в море для обеспечения безопасности берегов этого острова и торговых кораблей и прочих судов, торгующих с ним и около него, а также для нападения, захвата и уничтожения всех вражеских судов, которые окажутся в пределах его досягаемости; также для уничтожения складов и магазинов, предназначенных для этой войны... и чтобы он имел власть высадить во вражеской стране столько своих людей, сколько сочтет необходимым...»29.

14 августа Морган отплыл из Порт-Ройяла к южному побережью Гаити. Там к нему присоединились капитаны Лоренс Принс, Харрисон и Ричард Ладбери, вернувшиеся из набега на город Гранаду (в Никарагуа), а также другие флибустьеры, так что к зиме под флагом Моргана собралось 36 кораблей (28 английских и 8 французских) и 1800 человек. 2 декабря 1670 года на борту флагманского фрегата «Satisfaction» состоялся совет, на котором офицеры договорились, что «ради безопасности Ямайки — острова его величества, и для предупреждения нападения испанцев» им следует захватить Панаму. Текст решения Морган отправил Модифорду. Последний получил его тогда, когда о заключении нового мирного договора с Испанией ему было уже доподлинно известно. Пункт VII договора гласил: «Все обиды, потери, убытки и оскорбления, которые английская и испанская нации... претерпели друг от друга когда-либо в прошлом в Америке, должны быть преданы забвению и совершенно стерты из памяти, как если бы они никогда не имели места. Кроме того, договорено, что светлейший король Великобритании, его наследники и преемники будут удерживать и вечно владеть... всеми землями, районами, островами, колониями или доминионами, расположенными в Вест-Индии или в любой иной части Америки, которые король Великобритании и его подданные в настоящее время удерживают»30.

Тем не менее Модифорд не отменил задуманной флибустьерами акции. Готовя себе алиби, он еще в сентябре отправил лорду Эшли копии указа королевы-регента Испании о военных действиях против англичан в Вест-Индии и выданной губернатором Сантьяго-де-Кубы репрессальной грамоты. Кроме того, для оправдания своего решения начать поход против испанцев он привел еще четырнадцать доводов, хотя тут же добавил, что рекомендовал Моргану «действовать крайне сдержанно». И все же 23 сентября 1670 года преемником Модифорда на посту губернатора Ямайки был назначен протеже графа Карлайла полковник Т. Линч. Петиция Совета Ямайки, купцов и плантаторов о продлении полномочий Модифорда была проигнорирована. 31 декабря король подписал инструкции Линчу и письмо Модифорду, отзывавшее его в Англию. Однако новый губернатор смог получить все необходимые документы лишь в феврале, в Вест-Индию выехал в апреле, а на Ямайку прибыл 25 июня 1671 года. К тому времени «мавр (т. е. Морган) сделал свое дело».

Флотилия Моргана покинула Эспаньолу 16 декабря 1670 года и взяла курс на побережье Центральной Америки. Модифорд отправил адмиралу сообщение о Мадридском мире, но курьер опоздал. Губернатор написал лорду Арлингтону, что послал на поиски Моргана второй корабль, и выразил надежду, что известие о мирном договоре не позволит флибустьерам совершить враждебные действия против испанцев. Позже Джон Пик, секретарь Моргана, показал под присягой, что шлюп с письмом губернатора прибыл за три дня до того, как Морган повел своих людей на Панаму31.

В походе через Панамский перешеек участвовало 1200 человек. После девятидневного перехода они вышли к Панаме и на десятый день, атаковав испанские войска, разгромили их. Разграбив Панаму, пираты подожгли город, а потом в течение трех недель опустошали окрестности. 24 февраля 1671 года флибустьеры выступили из Панамы, ведя 157 мулов, нагруженных серебром, золотом, драгоценными камнями и разнообразными товарами стоимостью 6 млн. крон 32. В пути они поделили награбленное. Все надеялись получить по 800-1000 фунтов стерлингов, но в действительности на каждого рядового участника экспедиции пришлось лишь по 10 фунтов33.

31 мая 1671 года в Спаниш-Тауне состоялось заседание Совета Ямайки, который, заслушав отчет Моргана о походе на Панаму, «объявил ему благодарность за выполнение последнего поручения и высоко одобрил его действия»34. В Испании известие о падении Панамы произвело ошеломляющее впечатление. Английский посол У. Годолфин писал, что королева была «так расстроена, так рыдала навзрыд и металась в ярости, что те, кто был рядом с ней, боялись, как бы это не сократило ей жизнь»35. Мадридский договор оказался под угрозой срыва. Годолфин старался успокоить испанских министров, уверяя, что его правительство не причастно к «панамской акции». В письме лорду Арлингтону он обращал его внимание на то, что равновесие сил в Европе нельзя подвергать риску ради того, чтобы набить пиастрами разбойничьи кошельки36.

Правительство Карла II вину за сожжение Панамы возложило на губернатора Ямайки. Линч получил предписание арестовать Модифорда и выслать в Англию для суда, что и было сделано. В ноябре опальный губернатор был помещен в королевскую тюрьму Тауэр, но содержался там с совершенным комфортом. Моргана отправили в Англию в марте 1672 года, однако никакого обвинения против него выдвинуто не было. К Модифорду суд отнесся снисходительно; вину его доказать не удалось. Постепенно дело о «панамской акции» превратилось в фарс и закончилось тем, что Карл II назначил Модифорда главным судьей Ямайки, а Моргана возвел в рыцари и отправил туда же, на Ямайку, в качестве вице-губернатора.

Подводя итоги, отметим, что англо-испанские мирные договоры 1660 и 1667 годов оказались де-факто фикцией, так как в Вест-Индии англичане продолжали враждебные действия против испанских колоний и торгового судоходства в форме санкционированного морского разбоя. Английское правительство тайно, а иногда и открыто поддерживало антииспанские акции своих каперов, обосновавшихся на Ямайке, и получало от них за это известную долю добычи. Именно путем пиратского грабежа испанских колоний и кораблей Англия стремилась добиться от Испании уступок в колониальном вопросе, в частности, разрешения на свободную торговлю с испанскими владениями в Америке и признания испанской стороной английских территориальных приобретений в бассейне Карибского моря. Мадридский мир 1670 года не разрешил всех англо-испанских противоречий в указанном регионе. Хотя Испания признала Ямайку британским владением, она все же не дала своего согласия на свободу торговли и навигации в водах Испанской Америки. Новое военное столкновение между двумя государствами было не за горами.

1 Calendar of State Papers and Manuscrips, relating to English Affairs, existing in the archives and collections of Venice, and in other Libraries of Northern Italy. Vol.XXXII. 1659-1661. / Ed.by A. B. Hinds, M.A.— L., 1931.— P.25.

2 Documents relating to law and custom of the sea. / Ed.by R. G. Marsden.— L.: Navy Records Society, 1916.— Vol.II.— P.40.

3 Haring C. H. The Buccaneers in the West Indies in the XVII Century.— Hamden, Conn., 1966.— P.104.

4 Roberts W. A. The Caribbean. The Story of Our Sea of Destiny.— N.Y., 1969.— P.145.

5 Documents… / Ed.by R. G. Marsden.— Vol.II.— P.42.

6 Ibidem.

7 Bridges G. W. The Annals of Jamaica.— L.: Frank Cass and Company Ltd., 1968.— Vol.I.— P.258.

8 Ibid.— P.234.

9 Documents… / Ed.by R. G. Marsden.— Vol.II.— P.45.

10 The Diary of Samuel Pepys. / Ed.by R. Latham and W. Matthews.— Berkeley; Los Angeles, 1971.— Vol.IV.— P.94.

11 Haring C. H. Op.cit.— P.273; Thornton A. P. West India policy under the Restoration.— Oxford, 1956.— P.78-80; Privateering and Piracy in the Colonial Period: Illustrative Documents. / Ed.by J. F. Jameson.— N.Y.: The Macmillan Company, 1923.— P.29-36; Weddle R. S. Spanish sea: The Gulf of Mexico in North American Discovery 1500-1685.— College Station: Texas A and M Univ. Press, 1985.— P.383; Эксквемелин А. О. Пираты Америки.— М.: Мысль, 1968.— С.69-73.

12 Haring C. H. Op.cit.— P.111.

13 Privateering and Piracy… — P.37.

14 Ibid.— P.29.

15 Haring C. H. Op.cit.— P.112.

16 Barbour V. Privateers and Pirates of the West Indies. // The American Historical Review.— April 1911.— Vol.XVI.— N 3.— P.545; Burns A. History of the British West Indies.— L.: Allen, 1954.— P.317.

17 Barbour V. Op.cit.— P.546.

18 Hamshere C. The British in the Caribbean.— L.: Weidenfeld and Nicolson, 1972.— P.78.

19 Barbour V. Op.cit.— P.547.

20 Fernandez L. Historia de Costa Rica durante la dominacion espanola 1502-1821.— San Jose, 1975.— P.113.

21 Carse R. The Age of Piracy; a History.— N.Y.; Toronto: Rinchart, 1957.— P.150.

22 Ibid.— P.151.

23 Newton A. P. The European Nations in the West Indies, 1493-1688.— L.: A and C Black Ltd., 1933.— P.262.

24 Pringle P. Jolly Roger. The Story of the Great Age of Piracy.— N.Y., 1953.— P.69.

25 Mota F. Piratas en el Caribe.— La Habana: Ed. Casas de las America, 1984.— P.116-117; Hamshere C. Op.cit.— P.82; Эксквемелин А. О. Указ. соч.— 132.

26 Tebeau Ch.W. A History of Florida.— Coral Gables: Univ.of Miami Press, 1971.— P.57.

27 Hurwitz S. J. and Hurwitz E. F. Jamaica. A Historical Portrait.— L.: Pall Mall Press, 1971.— P. 14.

28 Hamshere C. Op.cit.— P.82.

29 Ibid.— P.84; Howard E. Sir Henry Morgan, the Buccaneer.— L., 1842.— P.174; Black C. V. The Story of Jamaica from prehistory to the present.— L., 1965.— P.58.

30 Newton A. P. Op.cit.— P.270; Thornton A. P. Op.cit.— P.114.

31 См.: Губарев В. К. За кулисами «панамской акции» (1670-1671 гг.). // «Вопросы истории».— 1987.— № 11.— С.184-188.

32 Thornton A. P. Op.cit.— P.121.

33 Hamshere C. Op.cit.— P.87.

34 Howard E. Op.cit.— P.311.

35 Thornton A. P. Op.cit.— P.120.

36 Губарев В. К. Указ.соч.— С.188.

 
(10 голосов, среднее 5.00 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (6 постов)

Комментарии  

 
# Friezmann 13.04.2014 08:40
Очень здорово! Однако для полной ясности не хватает курса валют того времени. Сумма награбленной в разных местах добычи даже одним и тем же корсаром приводится в пиастрах,реалах, пессо, фунтах и даже кронах. Хотелось бы понять что же больше - 1 млн.фунтов (Сантьяго 1662) или 6 млн.крон (Панама 1671). Ну и так далее...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить