Главная Персоналии Граммон, Мишель де
003_1.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Граммон, Мишель де

PDF Печать
Автор: Валерий Потапов
Дата публикации: 19.06.2006 14:01
Последняя редакция 26.12.2010 22:25

Де Граммона прозвали «генерал»: в то время этот титул применялся к главе эскадры, так же как к главе армии, и обычно обозначал командующего флотилией, а именно такую должность занимал Граммон, стоя во главе своих флибустьеров. Сам он не претендовал на высшие офицерские погоны ни в армии, ни в королевском флоте и не делал на них ставку.

В начале своей самостоятельной деятельности «генерал» отличился взятием (в который уже раз?) многострадальных городов Маракайбо и Гибралтар, к которым он еще добавил их соседа, город Трухильо. Эти события происходили в 1678 году, накануне подписания Нимвегенского мира.

17 сентября 1678 года в Нимвегене был ратифицирован мирный договор между Францией и Испанией. Мог ли господин де Пуанси далее покрывать Граммона? Нет, конечно. Тем не менее, он продолжил свое покровительство с помощью уловки, которая ясно показывает молчаливое согласие между губернатором и флибустьерами в предвестии подписания мира, его желание всячески противостоять приказам из Версаля: каперские патенты подписывались на короткое время, например, на одну экспедицию, прямо как современные разрешения на навигацию.

При подготовке очередной экспедиции такой патент уже был выдан Граммону, когда господин де Пуанси получил из Франции извещение, что подписание мирного договора состоялось. Отнять официальную бумагу у генерала? Это потребовало бы применения власти, что могло привести к конфликту. Задержать отправку кораблей под предлогом нехватки пороха? Но не было уверенности, что Граммон не отправится за порохом на Ямайку. В результате сложились такие отношения между флибустьером и губернатором, при которых последний позволял Граммону производить морские набеги, но имел свои десять процентов от захваченной добычи у новообретенных испанских «друзей», и, что самое удивительное, часть этих средств предназначалась королевскому дому!

Граммон отправляется в новую экспедицию в июне 1680 года. Он атакует среди бела дня форт Ла-Гуайра (город Каракас), настоящую крепость! Он идет в бой с развевающимися на ветру знаменами и под бой барабанов, как регулярная армия и без применения бесчеловечной практики пускать впереди солдат священников и женщин. Флибустьеры овладели небольшим укреплением и с таким воодушевлением голосили «Да здравствует король», что оставшиеся защитники крепости сами сдались.

Однако в самом разгаре грабежа к городу подоспело испанское подкрепление в виде двухтысячного отряда. Флибустьерам пришлось спешно ретироваться. Отступление с добычей к морю оказалось гораздо труднее, так как приходилось сдерживать напор испанцев. Граммон был тяжело ранен в голову. Добыча оказалась довольно скудной, но флибустьеры привезли с собой 150 пленников, за которых получили хороший выкуп (и это при подписанном мире!), существенно увеличив добытую в боях сумму, поделенную с королем.

Вернувшись, Граммон вместе со своими соратниками начал вынашивать идею атаки Веракруса, находящегося в глубине залива Кампече, одного из самых значительных, богатых и хорошо укрепленных городов Мексики, а также новой стоянки военно-морского флота Новой Испании.

Для «легализации» этой экспедиции губернатор Тортуги господин де Пуанси еще раз должен был выдать каперские патенты, несмотря на состояние мира с Испанией. Дело тянулось долго ибо де Пуанси совершенно не хотел подписывать свой смертный приговор (если дело откроется, а оно обязательно откроется!). В результате всех проволочек, дело затянулось на несколько лет. Де Пуанси умер и на его должность был назначен новый губернатор.



 
(16 голосов, среднее 4.88 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (16 постов)