Главная Персоналии Дэвис, Хоуэлл
003_5.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Дэвис, Хоуэлл

PDF Печать
Автор: Виктор Губарев
Дата публикации: 19.03.2008 03:00
Последняя редакция 26.12.2010 20:37

Хоуэлл Дэвис (Howell Davis, ум. в 1719 г.) - английский пират, промышлявший в Вест-Индии и у берегов Западной Африки. Сведения о нем содержатся как в книге капитана Чарлза Джонсона (возможно, это псевдоним Даниеля Дефо), изданной в Лондоне в 1724 г. под названием «Всеобщая история пиратов», так и в мемуарах английского работорговца Уильяма Снэлгрейва.

Хоуэлл Дэвис, уроженец города Милфорда (Уэльс), с юных лет приобщился к нелегкой профессии моряка и после ряда каботажных плаваний устроился подштурманом на работорговую шняву «Кадоган» (капитан Скиннер). Во время рейса к берегам Западной Африки умер штурман корабля, и Дэвис занял его место. В водах Сьерра-Леоне «Кадоган» был захвачен пиратом Эдвардом Инглендом; капитан Скиннер стал жертвой людей Ингленда.

«После смерти капитана Скиннера,— сообщает Чарльз Джонсон,— Дэвис говорил, будто Ингленд всячески понуждал его присоединиться к нему, но что он решительно ответил, что скорее даст себя застрелить, нежели подпишет пиратский договор.  После чего Ингленд, довольный его храбростью, отослал его и прочих из его команды обратно на борт шнявы, назначив его капитаном вместо Скиннера, и велел ему продолжать свой вояж. Он также дал ему письменный приказ, скрепленный печатью, с указанием вскрыть его по достижении определенной широты и под страхом смерти следовать содержащимся там указаниям. Это было проявление великодушия, подобное тому, каковые государи изъявляют своим адмиралам и генералам. Дэвис, пунктуально выполнив условия, прочел его команде судна. Он содержал в себе не более не менее, как благородный жест дарения корабля вместе с грузом Дэвису и его команде, и предписывал ему идти в Бразилию и распорядиться грузом с наибольшею выгодой, совершив затем честный и равный дележ прибыли между всеми».

Дэвис, собрав всю команду на палубе, спросил, желает ли она следовать указаниям пиратов, но большинство матросов решило взять курс на остров Барбадос, так как часть корабельного груза принадлежала одному из тамошних купцов. В Бриджтауне Дэвиса обвинили в сговоре с пиратами и посадили в тюрьму. Отсидев три месяца, он вышел на свободу и, не найдя для себя работы, решил перебраться на остров Нью-Провиденс (в группе Багамских островов) и там примкнуть к морским разбойникам. На Багамы Дэвис прибыл не раньше августа 1718 года, когда большинство местных пиратов сдалось по амнистии губернатору Вудсу Роджерсу. Спустя короткое время он узнал, что губернатор снаряжает шлюпы «Бак» и «Мамвил трейдер», и нанялся на один из них.

«Груз тех шлюпов представлял собою значительную ценность,— сообщает Джонсон, — так как состоял из европейских товаров, предназначенных к обмену с французами и испанцами; и многие из тех, кто работал у них на борту, были пиратами, нанятыми после последнего указа о помиловании. Первым местом их назначения был остров Мартиника, принадлежащий французам, где Дэвис, сговорившись с другими членами команды, ночью поднял бунт, взял под стражу шкипера и захватил шлюп; как только это было сделано, они окликнули второй шлюп, стоявший от них неподалеку, на котором, как им было известно, многие люди были готовы к бунту, и велели им явиться к ним на борт; они так и поступили, и большею частью согласились присоединиться к Дэвису; тех, кто был настроен иначе, отослали обратно на борт шлюпа „Мамвил“, чтобы они шли, куда им будет угодно, но сначала Дэвис снял с него все, что, по его мнению, могло пригодиться».

«Бак» был переоснащен в пиратское судно, а Дэвиса на общем собрании шайки выбрали капитаном. Он составил статьи корабельного устава, под которыми подписались все члены команды, после чего они объявили войну всему человечеству и поклялись на Библии стоять друг за друга до самой смерти. Починив судно в Логове Коксона близ восточной оконечности Кубы, пираты отправились затем к северному побережью Эспаньолы (совр. Гаити).

«Первый парус, который попался им на пути,— рассказывает Джонсон,— оказался двенадцатипушечным французским кораблем; следует отметить, что под командованием Дэвиса было всего тридцать пять человек, однако провизия у него стала подходить к концу, почему он и атаковал этот корабль, каковой скоро сдался, и он послал к нему на борт двенадцать человек с тем, чтобы его ограбить. Не успели они того сделать, как вдалеке с наветренной стороны заметили парус; они стали выяснять у капитана французов, что бы это могло быть, и тот отвечал, что днем раньше переговаривался с кораблем с 24 пушками и 60 людьми, и, по его мнению, это он и есть.

Тогда Дэвис предложил своим людям атаковать его, говоря, что для их нужд это на редкость подходящий корабль, но они сочли таковую попытку сумасбродною и не выразили никакой склонности к тому; однако он заверил их, что у него созрел план, который позволит им сделать все с совершенной безопасностью для себя; по каковой причине он устремился в погоню и велел призу делать то же самое. Поскольку приз оказался судном тихоходным, Дэвис первым сблизился с противником и, развернувшись к нему бортом, поднял пиратский флаг. Они же, немало тем изумленные, обратились к Дэвису, говоря, что удивлены тою дерзостью, с какой он столь близко к ним подходит, и велели ему сдаваться; на что он отвечал, что намерен задержать их, пока не подойдет его напарник, который способен расправиться с ними, и если они не сдадутся ему, то им предстоит пережить несколько неприятных минут; после чего дал по ним бортовой залп, на который они отвечали тем же.

Тем временем приблизился приз, на котором всех пленников заставили выйти в белых рубашках на палубу, чтобы создать видимость многочисленной команды, как то было приказано Дэвисом; вдобавок они подняли кусок грязной просмоленной парусины на манер черного флага, поскольку у них не было другого, и выпалили из пушек. Французы были так запуганы этой кажущейся силой, что сдались. Дэвис велел капитану явиться к нему на борт вместе с двадцатью из его людей; тот так и сделал, и всех их, исключая капитана, для пущей безопасности заковали в цепи. Затем он послал четверых людей на первый приз, и, дабы продолжить обман, стал говорить вслух, что им следует засвидетельтствовать свое почтение капитану и просить его послать нескольких человек на борт приза посмотреть, что они добыли; и в то же время вручил им письмо с инструкциями, что делать дальше. В нем он приказывал позатыкать пушки на малом призе, забрать все ручное оружие и порох и всем перейти на борт второго приза; когда это было выполнено, он приказал перевести возможно большее число пленников с большого приза на малый, благодаря чему обезопасил себя от любой попытки пленников восстать, чего можно было опасаться из-за их многочисленности; ибо те, что были у него на борту, были крепко закованы в цепи, а те, что были на малом призе, не имели ни оружия, ни военного снаряжения.

Таким образом все три корабля держались вместе в течение 2 дней, после чего, найдя, что большой приз очень медлителен и неповоротлив, он подумал, что тот не подойдет для его целей, из-за чего решил вернуть его капитану вместе со всей командой; но вначале позаботился забрать оттуда все вооружение и вдобавок все те вещи, что ему приглянулись. Французский капитан пришел в такую ярость оттого, что его обвели вокруг пальца, что, попав к себе на корабль, вознамерился кинуться за борт, но был остановлен своими людьми».



 
(7 голосов, среднее 4.86 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (9 постов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить