Главная Персоналии Дэвис, Хоуэлл
003_2.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Дэвис, Хоуэлл

PDF Печать
Автор: Виктор Губарев
Дата публикации: 19.03.2008 03:00
Последняя редакция 26.12.2010 20:37

Отпустив оба приза, Дэвис вышел на просторы Атлантики и вскоре взял небольшой испанский шлюп. Затем он без особого успеха крейсировал в районе Азорских островов. Повернув на юг, пираты  отправились к островам Зеленого Мыса (совр. Кабо-Верде), где бросили якорь у острова Сан-Николау. Португальцы, жившие там, приняли Дэвиса за английского приватира, и когда пиратский капитан сошел на берег, обходились с ним весьма учтиво и торговали с ним. Здесь он провел пять недель и за это время вместе с половиной своих матросов успел посетить главный город острова, находившийся в девятнадцати милях от берега моря. В городе пираты веселились около недели, а когда вернулись на корабль, оставшаяся половина шайки тоже отправилась развлекаться с местными красотками. Пятерым матросам так понравился остров, что они решили остаться там навсегда.

Переоснастив корабль, Дэвис направился к соседнему острову Боавишта, расположенному к востоку от Сан-Николау. Не найдя на нем ничего ценного, они взяли курс на расположенный южнее остров Маю. На его рейде джентльмены удачи обнаружили много торговых кораблей и рыбацких судов, которые они тут же ограбили; кроме того, силы их возросли за счет добровольцев, охотно подписавшихся под их уставом. Один из призов пираты вооружили 26 пушками и забрали с собой, переименовав его в «Кинг Джеймс».

Поскольку на Маю не было запасов пресной воды, Дэвис пошел за ней к острову Сантьягу. Там, взяв нескольких матросов, он сошел на берег, где встретился с местным португальским губернатором и его свитой. Губернатор учинил англичанам допрос, пытаясь выяснить, кто они и откуда пришли.

«И, не поверив рассказу Дэвиса,— пишет Джонсон, — этот губернатор был столь простодушен, что сказал им, что подозревает в них пиратов. Дэвис же напустил на себя чрезвычайно оскорбленный вид, напирая на то, что считает свою честь задетой, и отвечал губернатору, что отвергает эти унизительные речи; но едва тот повернулся спиной, он во избежание случайностей со всей возможной поспешностью вернулся на борт судна. Дэвис сообщил о происшедшем своим людям, и те, казалось, обиделись на оскорбление, которое было ему нанесено. На что Дэвис сказал им, что уверен, что сможет ночью захватить форт; они согласились попытаться сделать это, и, соответственно, когда стемнело, хорошо вооружившись, сошли на берег; охрана оказалась столь беспечной, что они проникли в форт, прежде чем была поднята тревога. Когда было уже слишком поздно, им все же оказали незначительное сопротивление, и три человека со стороны Дэвиса было убито. Те, кто находились в форте, в спешке попытались спастись в доме губернатора, где забаррикадировались так крепко, что отряд Дэвиса не мог войти туда; однако они швырнули гранаты, которые не только разрушили всю мебель, но и убили внутри несколько человек».

С наступлением дня вся округа была поднята по тревоге. Не имея достаточно сил, чтобы противостоять местным жителям, пираты сбросили с бастионов форта все пушки и спешно вернулись на корабль. Выйдя в открытое море, Дэвис пересчитал своих людей и обнаружил, что под его командованием находится около 70 человек. Затем пираты стали решать, какой курс избрать, и большинством голосов решили идти к побережью Западной Африки. Дэвис, ранее бывавший в тех местах, предложил им напасть на форт работорговцев, находившийся в устье реки Гамбия. В начале 1719 года пираты увидели африканский берег.

«Когда показалось это место,— рассказывает Джонсон,— он [Дэвис] приказал всем своим людям убраться с палубы, оставив столько, сколько совершенно необходимо было для управления кораблем, чтобы те в форте, увидев корабль со столь малочисленной командой, не могли бы заподозрить в нем что-либо другое, нежели торговое судно; после того они подошли под самый форт и там бросили якорь. Приказав спустить шлюпку, Дэвис отрядил в нее шесть человек в старых простых куртках; сам же он, а вместе с ним штурман и врач, оделись как джентльмены; ибо по замыслу его люди должны были выглядеть как обычные матросы, а они как купцы. Пока гребли к берегу, он дал своим людям указания, что говорить, если их начнут расспрашивать.

На месте высадки он был встречен строем мушкетеров и препровожден в форт, где губернатор, учтиво приветствовав их, спросил, кто они и откуда пришли. Они отвечали, что они из Ливерпуля и направляются к реке Сенегал закупать камедь и слоновую кость, но близ этих берегов за ними погнались два французских военных корабля и они едва избежали пленения, преследуемые ими по пятам; но теперь они решили, что нет худа без добра, и собираются купить здесь рабов; тогда губернатор спросил их, каков их основной груз. Они отвечали: железо и листовая сталь, которые здесь считались самыми ценными вещами; губернатор сказал, что обеспечит им рабов на всю стоимость груза, и спросил, нет ли у них на борту европейского спиртного. Они отвечали: есть немного для собственных нужд, однако к его услугам корзина [вина] найдется. После чего губернатор весьма учтиво пригласил всех остаться отобедать с ним; Дэвис сказал ему, что, будучи капитаном корабля, должен вернуться на борт проследить, чтобы его надежно пришвартовали, и отдать кое-какие приказания, но эти два джентльмена могут остаться, а сам он вернется к обеду и захватит с собой корзину спиртного.

Когда он находился в форте, то самым тщательным образом изучил, что и где там расположено; отметил, что у ворот есть караул с караульным помещением при нем, где обычно отдыхали солдаты караула, а оружие их было свалено в углу; он заметил также великое множество ручного оружия в приемной зале губернатора; прибыв после того на борт корабля, он уверил своих людей в успехе и потребовал, чтобы те не напивались, но, как только увидят, что флаг над крепостью спущен, заключили бы из того, что он овладел ею, и послали немедленно на берег двадцать человек; тем временем, поскольку рядом с ними стоял на якоре шлюп, он послал в шлюпке нескольких человек, чтобы взять под стражу его шкипера и команду и доставить к себе на борт, дабы те, завидев суету или вооруженных людей на его корабле, не послали на берег предупреждения.

Приняв эти предосторожности, он приказал тем, кто должен был идти с ним в шлюпке, спрятать по две пары пистолетов под одежды, и сам поступил так, им же указал пройти в караульное помещение и завязать беседу с солдатами, и следить, когда он выпалит из пистолета в губернаторское окно, чтобы по тому сигналу немедля захватить оружие в караульном помещении.

Когда Дэвис прибыл, обед еще не был готов, и губернатор предложил ему провести время до обеда, сварив чашу пунша. Надо заметить, что прислуживал им старшина шлюпки Дэвиса, имевший потому возможность ходить по всему дому и разузнавать, какие там имеются силы; и он шепнул Дэвису, что сейчас в комнатах никого нет, кроме него (Дэвиса), штурмана, врача, самого старшины и губернатора; Дэвис внезапно вытащил пистолет и ткнул им губернатору в грудь, говоря тому, чтобы он сдал крепость со всеми ее богатствами, иначе он будет мертв. Губернатор, совершенно не готовый к этому нападению, обещал вести себя тихо и сделать все, чего они пожелают, потому они закрыли дверь, сняли все оружие, висевшее в зале, и зарядили его. Дэвис стреляет из своего пистолета в окно, после чего его люди снаружи, как герои, вмиг исполнили свою часть плана, зайдя между солдатами и их оружием с поднятыми пистолетами в руках, в то время как один из них выносил оружие. Когда это было проделано, они заперли солдат в караульном помещении и выставили снаружи стражу.

Тем временем один из них спустил флаг Соединенного Королевства, возвышавшийся над крепостью, по каковому сигналу оставшиеся на борту послали на берег людей в подкрепление, и так они овладели фортом без малейшей спешки или затруднения и не потеряв ни единого человека с обеих сторон.

Дэвис произнес перед солдатами речь, после чего многие перешли к нему, тех же, кто отказался, отослал на маленький шлюп, а поскольку он не желал утруждать себя их охраной, то приказал убрать с него все паруса и снасти, что должно было воспрепятствовать их попыткам бежать.

День прошел в своего рода праздновании, и крепость давала из своих пушек салют кораблю, а корабль — крепости; но на следующий день они занялись делом, то есть предались грабежу, однако нашли гораздо меньше вещей, чем ожидалось; ибо открылось, что значительная часть денег была недавно отослана. И все же они нашли около двух тысяч фунтов стерлингов в золотых слитках и много другого богатого имущества; все, что им нравилось и что можно было перенести, они забрали к себе на корабль. Некоторые вещи, для которых у них не нашлось бы применения, они великодушно подарили шкиперу и команде маленького шлюпа, которым также возвратили их судно, а затем принялись снимать пушки и разрушать укрепления.

Причинив столько вреда, сколько смогли, они уже снимались с якоря, собравшись уходить, как заметили корабль, подходящий к ним на всех парусах. Они быстро подняли якоря и приготовились принять его. Это оказался французский пиратский корабль с четырнадцатью пушками и шестидесятью четырьмя людьми, половина коих была французами, а половина неграми; капитана их звали Ла Буз; он рассчитывал не иначе как на богатый приз, что и сделало его таким настойчивым в погоне. Но когда он подошел достаточно близко, чтобы рассмотреть их пушки и число людей на палубе, он призадумался, не взялся ли он ловить татарина, и предположил, что это небольшой английский военный корабль; однако, поскольку пути к отступлению не было, он решился на смелый и отчаянный шаг, а именно — взять Дэвиса на абордаж. И, устремившись к нему с той целью, выпалил из орудий и поднял свой черный флаг; Дэвис ответил салютом и тоже поднял черный флаг. Француз был весьма рад той счастливой ошибке; оба спустили шлюпки, и капитаны пошли встретить и поприветствовать друг друга, вывесив флаги перемирия на корме; после обмена великим множеством любезностей Ла Буз предложил Дэвису вместе пройти вдоль побережья, чтобы он, Ла Буз, смог добыть себе лучший корабль. Дэвис на то согласился и весьма галантно обещал первый же захваченный корабль, подходящий для его надобностей, отдать ему…»



 
(7 голосов, среднее 4.86 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (9 постов)