Главная Мифология пиратства Миф 13. Пиратский театр
003_6.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Миф 13. Пиратский театр

PDF Печать
Автор: Виктор Губарев
Дата публикации: 04.03.2008 03:00
Последняя редакция 30.11.2009 03:53

Пираты охотно разыгрывали... импровизированные «пьесы» и самозабвенно предавались сценическому действу. Этих людей влекла необычная жизнь вымышленных героев на сцене, им импонировала эта незнакомая атмосфера, рассказывавшая о другом мире; в череде повседневных событий подобное лицедейство давало хорошую психологическую встряску, обеспечивало душевный подъем. В каком бы амплуа ни приходилось выступать «на подмостках» этим головорезам — на ролях главных персонажей или в качестве второстепенных действующих лиц,— новоиспеченные актеры самозабвенно исполняли свои «партии». Зрительская аудитория, всегда щедрая на брань и похвалы, бурно реагировала на все нюансы действия и вовсе не была пассивным участником — сопереживание происходящему на сцене иногда перерастало в буйство, выходящее далеко за рамки того, что задумывал «постановщик».

Д. Н. Копелев."Золотая эпоха морского разбоя".

Кто такой Томас Анстис?

Сцена суда из спектакля, разыгранного экипажем капитана Томаса Анстиса (по книге Ч.Джонсона Сцена суда из спектакля, разыгранного экипажем капитана Томаса Анстиса (по книге Ч.Джонсона

В книгах по истории морского разбоя нередко можно встретить описание импровизированных театральных постановок, с помощью которых пираты якобы «убивали» время в перерывах между вахтами и абордажными схватками. Подобное увлечение театром, в частности, приписывается шайке капитана Томаса Анстиса. Еще в юности сей английский моряк уразумел, что на человеке все должно быть прекрасным — и штаны, и сорочка, и камзол, и обувь — и поэтому избрал для себя стезю «джентльмена удачи».

Первые достоверные сведения о нем относятся к 1718 году, когда он в компании с Хоуэллом Дэвисом и другими багамскими пиратами отправился с острова Нью-Провиденс к Малым Антильским островам на шлюпах «Олень» и «Индеец». Близ Мартиники они подняли на шлюпах бунт, избрали своим предводителем Дэвиса и занялись морским разбоем в водах Вест-Индии и Западной Африки. В 1719 году, после гибели Дэвиса на острове Принсипи в Гвинейском заливе, командование шайкой перешло к Бартоломью Робертсу. Последний ушел из Гвинейского залива в американские воды, крейсировал у берегов Бразилии, Суринама, Барбадоса и Ньюфаундленда, а осенью 1720 года снова отправился в Карибское море. Здесь одна из захваченных бригантин была передана под командование Томаса Анстиса и переименована в «Добрую удачу». В паре с Робертсом Анстис промышлял в Вест-Индии и близ Бермудских островов в течение зимы 1720-1721 гг., затем они решили отправиться через Атлантику в Западную Африку. 18 апреля 1721 года шайка Анстиса неожиданно покинула «грубого и заносчивого» Робертса, чтобы искать удачу самостоятельно.

Примерно в середине июня стало известно, что Анстис и его люди захватили в проливе между Ямайкой и Эспаньолой (совр. Гаити) судно капитана Местона, шедшее в Нью-Йорк, и забрали с него провиант, напитки, платья и шесть членов экипажа. Следующей их жертвой стал корабль «Ирвин» капитана Росса, перехваченный в районе Мартиники. Отремонтировав свой парусник на каком-то необитаемом острове, пираты отправились к Бермудам и по пути взяли корабль «Утренняя звезда». Установив на нем артиллерию, снятую с другого ограбленного судна, пираты довели число его пушек до 22, а состав команды — до ста человек и избрали его капитаном Джона Фенна. Несмотря на кажущееся усиление шайки, ее боеспособность была невелика. Новички, насильно зачисленные в экипажи обоих судов, не горели желанием заниматься морским разбоем. В конце концов, на общем совете постановили стать на якорь у одного из островков южнее Кубы и отправить прошение об амнистии к губернатору Ямайки. В ожидании ответа время свое они проводили в «пляске и в других веселостях, приличных таковым людям». Что же это были за «веселости»?

Мистификации Даниеля Дефо

Если верить Чарльзу Джонсону (возможно, это псевдоним Д. Дефо), люди Анстиса любили (см. его «Всеобщую историю пиратов», Лондон, 1724) на досуге устраивать театрализованные представления, в которых «судили» друг друга за преступления на море. Причем каждый раз роли менялись: вчерашние судьи оказывались на скамье подсудимых, а подсудимые занимали место судей. Представление обычно заканчивалось вынесением смертного приговора: «Слушай меня, ты, разбойник! — восклицал судья.— Ты должен быть повешен, и тому есть три причины: во-первых, не хорошо, чтобы я здесь сидел в качестве судьи и при этом никто не был повешен; во-вторых, тебя следует повесить, потому что у тебя рожа злейшего висельника; в-третьих, тебя непременно нужно повесить, потому что я устал и голоден. Вот тебе и весь закон, скверный ты пёс!» Современные исследователи не сомневаются, что в указанной книге реальные события переплетены с вымыслом, и в уста действующих лиц автором «вложены» пространные речи и диалоги, на самом деле никогда пиратами не произносившиеся.

В главе, посвященной капитану Беллами, Ч. Джонсон (Д. Дефо) тоже рассказывает о «спектакле», якобы разыгранном пиратами на борту судна «Уайда» («Whydah»). Ставилась пьеса «Королевский пират», в которой Александр Македонский судил пойманного разбойника. Премьеру, однако, сорвал корабельный пушкарь, никогда не видевший ничего подобного. Уверовав в реальность происходящего, он бросился в кубрик к своим дружкам и закричал: «Эй, поднимайтесь! Те, что наверху, хотят повесить почтенного Джека Спинклза. Если мы допустим это, они не поленятся вздернуть на реях и нас!» С этими словами он схватил гранату, зажег фитиль и, поднявшись на палубу, швырнул ее в толпу «судей». Следом за ним, размахивая саблями, наверх устремились и другие. Потасовка была жаркой, но недолгой. Когда все прояснилось и страсти улеглись, выяснилось, что пирату, игравшему роль Александра Великого, успели отрубить руку, а почтенному Джеку Спинклзу — ногу.

Что это, если не анекдот?

Конечно, теоретически можно предположить, что пираты в отдельных шайках могли развлекаться «художественной самодеятельностью». Однако ни в сохранившихся протоколах судебных заседаний, рассматривавших дела о морских разбоях, ни в весьма редких мемуарах самих участников пиратских походов историкам до сих пор не удалось обнаружить указаний на то, что «джентльмены удачи» в часы досуга проявляли живой интерес к искусству Мельпомены. Завершая наш краткий рассказ о «пиратах-театралах» из шайки Томаса Анстиса, отметим, что в амнистии им было отказано, из-за чего они снова вышли в море под черным флагом. В начале 1723 года часть моряков, насильно зачисленных в пиратский экипаж, устроила заговор. Ночью, когда Анстис спал в своей каюте, его застрелили. Остальных пиратов заговорщики избили, потом заковали в кандалы и сдали голландским властям на острове Кюрасао. Голландцы заговорщиков помиловали, а всех прочих членов шайки повесили.

 
(21 голосов, среднее 4.10 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (15 постов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить