Главная Вооружение и оснастка Боеприпасы корабельной артиллерии
003_2.gif
Внимание! Если вы заметили в тексте опечатку, выделите ее мышкой и нажмите Shift+Enter.


Боеприпасы корабельной артиллерии

PDF Печать
Автор: Валерий Потапов
Дата публикации: 09.12.2007 19:34
Последняя редакция 04.07.2013 18:43

Немного из истории

Самые первые артиллерийские орудия, стрелявшие с помощью пороха, были уникальны и для каждого из них приходилось изготавливать свой собственный боеприпас, который, как правило, не подходил больше ни к какому другому орудию. Поначалу это не было страшно, т. к. артиллерийские орудия были штучным изделием. Позже, к концу XV века, с появлением все большего количества пушек стали проявляться проблемы, связанные с их разнородностью, ибо по-прежнему приходилось для каждой из них иметь свой собственный набор боеприпаса. При формировании первых артполков и канонирских батарей это вызывало страшные неудобства. Еще большие неудобства это вызывало во флоте, где те же проблемы усугублялись теснотой кораблей. Поэтому нет ничего удивительного, что делались попытки к упорядочению и систематизации артиллерии. Эти попытки иногда предпринимались на основаниях, не имеющих никакого отношения к артиллерии.

Так, Людовик XI (царствовал во второй половине XV века) приказал отлить двенадцать орудий по числу пэров Франции в качестве образцов для литейщиков и тем устранить их произвол при отливке стволов.

Карл V в Германии (царствовал в первой половине XVI века) приказал для тех же целей отлить тоже двенадцать типовых орудий — но по числу апостолов. Для этих образцов калибр был нарочно выбран несколько больше, чем в других странах, с тем, чтобы из них можно было бы стрелять захваченными неприятельскими снарядами, а противник не мог бы воспользоваться германскими.

В общем, требовалось провести большую работу по введению единообразия в артиллерию. Прежде всего нужна была теоретическая база для расчетов, которая позволила бы иметь простые правила при изготовлении пушек и боеприпасов к ним. Наука того времени дала необходимые средства для этого.

Первым среди них была теорема итальянского математика Никола Тарталья, гласившая, что веса подобных тел, сделанных из одного материала, относятся как кубы сходственных измерений. В своих сочиненях «О новой науке» («Della nuova scienza» 1534 г.) и «Разные вопросы и изобретения» («Quesite elenvenzioni diversi», 1546 г.) он рассматривал вопросы полета снаряда, действия пороха и устройства орудий. Важнейшими выводами его сочинений оказались:
— траектория снаряда на всем протяжении — кривая линия;
— с увеличением угла бросания дальность увеличивается и достигает наибольшей величины при угле 45 градусов;
— при углах, равноудаленных от 45 градусов, дальности равны;
— веса тел подобных форм пропорциональны кубу линейных размеров.

Применение теоремы Тарталья к определению диаметров артиллерийских ядер имело огромное значение для установления некоего единообразия артиллерии, ибо позволила определять диаметр любого чугунного ядра. Пусть, например, имеется чугунное ядро весом 28 фунтов, диаметр которого равен 6 дюймам. Требуется определить диаметр ядра весом 14 фунтов. Согласно теореме Тарталья:

28: 14 = 63: x3, откуда получаем x = 4,76 дюйма (120 мм).

В 1546 году нюрнбергским математиком Георгом Гартманом на основе теоремы Тарталья была создана «артиллерийская шкала», позже получившая название шкалы Гартмана. Она представляла брусок пирамидальной формы, почти призматической, квадратного сечения. На одном ребре бруска были нанесены дюймы, на другом — веса в фунтах свинцовых ядер, на третьем — железных и на четвертом — каменных ядер. Веса эти были нанесены в соответствии с диаметром ядер. Благодаря этому сразу по шкале можно было по заданному диаметру найти веса ядер соответствующего материала или обратно: по весу ядра — его диаметр. Именно шкала Гартмана стала основной мерой при создании орудий и снарядов к ним.

В России в царствование Петра I шкала Гартмана была модифицировaна генерал-фельдцейхмейстером Яковом Брюсом. Шкала Брюса представляла собой металлическую линейку, на которой были нарезаны диаметры сферических каменных и чугунных ядер, соответствующие определенным линейным калибрам орудий. например, по этой шкале чугунное ядро диаметром 2 английских дюйма считалось 1-фунтовым, и, соответственно, пушка тоже называлась 1-фунтовой.

В дальнейшем, на основании опыта Тридцатилетней войны были разработаны системы артиллерии, включая в них калибры, наиболее соответствующие боевым задачам, причем окончательно принималось лишь небольшое число калибров.

Первая наиболее стройная система артиллерии была разработана во Франции в конце XVII — начале XVIII века и окончательно введена в 1732 году. Ее основателем был генерал от артиллерии Жан Вальер, однако немало содействовал этому и его предшественник, талантливый военный инженер маршал Франции Вобан, обладавший огромным боевым опытом. Вобан имел опыт осад более 50 крепостей, а также обороны нескольких крепостей. Стараниями Вобана были введены:
— рикошетный выстрел, анфиладное рикошетирование (т. е. когда ядро, рикошетируя, летит не вглубь, а вдоль пехотного строя, нанося огромные потери);
— надевание штыка трубкой на дульную часть ствола (благодаря этому ружье стало и рукопашным, и огнестрельным оружием, вошло на вооружение всех бойцов, а пикинеры были упразднены).

Исходя из того, что рикошетный анфиладный огонь был действителен даже при небольшом калибре орудия и что при близком расположении батареи от крепостных укреплений (верков) демонтирные и брешь-батареи также не нуждались в орудиях крупного калибра, он установил, как наиболее полно отвечающий всем этим задачам, 24-фунтовый калибр. Этот калибр и до настоящего времени является наиболее широко распространенным во многих странах мира. Разработки Вобана явились фундаментом последующих изысканий Вальера.

Вальер в основу построения своей системы артиллерии положил порядок, однообразие, прочность и простоту, и единственное, чего ей по-настоящему не хватало — это подвижности вследствие излишней длины и массы орудий. Выработанная на этих основаниях система Вальера просуществовала в полевой артиллерии Франции до конца XVIII века, а в крепостной и осадной — до начала XIX века.

Вальер ввел ограниченное число калибров для каждого типа орудий и указал их конструктивные данные. Каждое орудие имело только одни средние размеры, выраженные в калибрах. Двойные, средние, малые, «законные» и «незаконные» пушки были исключены. В армии было установлено наблюдение за точностью и доброкачественностью изготовления, т. е. введена госприемка орудий.

Полнотелые ядра

Принадлежности для перемещения и крепления пушек, а также снаряжение для стрельбы Принадлежности для перемещения и крепления пушек, а также снаряжение для стрельбы

Полнотелые ядра — наиболее древний и наиболее распространенный вид боеприпаса. Первые ядра изготовлялись из отесанных камней, изготовление каждого ядра занимало довольно длительное время, иногда исчислявшееся неделями. Каменные ядра были найдены при подводных исследованиях первых испанских нао на Карибах.

Позже появились свинцовые и чугунные ядра, получившие развитие в XVI веке. Наиболее поздними считаются железные ядра. Иногда чугунные и железные ядра обливали свинцом. Свинец обеспечивал более плотное прилегание ядра к стенкам канала ствола, при этом износ последнего был существенно ниже, чем при стрельбе однородными чугунными и железными ядрами.

Полнотелое ядро обладало наибольшей пробивной силой из всех прочих видов боеприпасов, но во флоте было неэффективно против живой силы противника (чего нельзя сказать о сухопутной артиллерии, где полнотелое ядро наносило очень большой урон живой силе противника вследствие применения европейскими армиями плотного пехотного построения).

Во флоте ядра использовались для нанесения урона корпусу судна, а также для стрельбы по береговым укреплениям. В раннем периоде развития артиллерии применялись также глиняные ядра как замена каменным. Глиняные ядра в процесе изготовления дополнительно пропитывали льняным маслом для увеличения их прочности. Такие ядра по прочности были очень близки каменным. О применении глинянных ядер непостредственно в корабельной артиллерии автору статьи неизвестно, однако известно, что такие ядра применялись в крепостной артиллерии (в том числе — в фортах).

Самыми распространенными, начиная с конца XV века, были чугунные ядра из-за простоты их изготовления, большой прочности и пробивной силе при небольших размерах.

Каленые ядра

Так называли обычные чугунные ядра которые непосредственно перед выстрелом раскаливали докрасна в специальной калильной печи. На Руси такие ядра также были хорошо известны еще до царствования Иоанна IV Грозного и назывались «расженые».

Каленые ядра обладали довольно хорошей зажигающей способностью, однако требовали дополнительных усилий и аккуратности при зарядке. Так как класть на порох или обычный пыж раскаленное ядро было опасно, предусматривались специальные меры предосторожности: «Заряди пушку добрым порохом, да забей деревянным пыжом и на тот пыж намаж гораздо с палец толщиной глины, которая б не исщеплялась, да дай ей высохнуть гораздо, потом вымажь где понуже надобно, да укрепи такою глиною мажучи, чтоб от ядра порох не запалился». Как видим, процесс зарядки орудия каленым ядром был весьма трудоемок. Также не допускалось больших задержек между окончанием зарядки и выстрелом так как ядро, соприкасаясь с холодными стенками орудия, быстро остывало, поэтому калили только ядра больших калибров.

Порой каленые ядра не вызывали ожидаемого эффекта, так как глубоко засевшие в древесине, они не могли вызвать пожара из-за недостаточного притока воздуха.

Во флотах многих держав каленые ядра применялись для устройства пожара на кораблях противника.

Зажигательные ядра

Зажигательные ядра были самыми разнообразными и известны начиная с XVI века. Одно из простейших зажигательных ядер представляло собой обычное каменное ядро, облепленное зажигательным составом.

К XVII веку конструкция зажигательных ядер усложнилась: зажигательный состав помещался в мешочек, который оплетался веревками, осмаливался, погружался в расплавленную серу, опять облеплялся зажигательным составом и снова оплетался и осмаливался.Материалы для таких ядер использовались самые различные: это «известь, что водой не смочена», камедь, сера, масло, смола, «терпентин» (скипидар) и селитра.

Большое количество рецептов зажигательных смесей и конструкций ядер найдено в «Уставе ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки» XVI-го века. Например, огненные ядра для улучшения зажигательных возможностей снабжали металлическими штырями: «...проверти дырю в ядре глубиною трех поперечин перста большого и сделай железные сваи семи поперечин длиною и залей их накрепко свинцом, чтобы они тверды были, а кругом устрой огненными хитростями». Такие ядра очень хорошо застревали в кровлях домов, вызывая пожары.

Иногда прибегали к разного рода хитростям, чтобы воспрепятствовать быстрому тушению ядра. Например, в ядра вставляли заряженные пульками отрезки трубок: «ковати стволы в железе на глухих концах учинити востры, а у острых концов учинити запалы и зарядити добрым порохом и пульками, и острыми конце бити в ядра огненные». Пылая, такое ядро еще и стреляло во все стороны. Иногда внутрь зажигательного ядра помещали пороховой заряд или снаряженную гранату: такое ядро, догорев, взрывалось.

Брандскугели

Брандскугель — зажигательный снаряд, впервые появился в XVIII веке. Он отличался от бомбы и зажигательного снарядов тем, что снаряжался зажигательным веществом, был цилиндрической формы и вместо одного отверстия (очка) для трубки (как в обычном зажигательно снаряде) имел от 3 до 5 отверстий. Снаряд оказался весьма ненадежным и опасным, часто разрывался при вылете из ствола и к середине XIX века от них отказались во всех европейских странах, включая и Россию, где брандскугель был официально снят с вооружения приказом от 1837 года.

Картечи

Картеченый боеприпас представлял собой матерчатый или бумажный мешочек с кусками свинца внутри. Хотя самые первые картечи просто засыпались в канал ствола и прибивались прибойником и пыжом. Сначала это были просто рубленные куски, позже, для улучшения аэродинамики картечь стали обкатывать (так называемая катаная картечь), еще позже — применять литые пули диаметром 13-23 мм (так называемая пулевая картечь). В момент выстрела мешочек рвался прямо в канале ствола пушки и пули выдавливались пыжом. Картечные снаряды были следующих видов — картечь в корпусе; картечь вязаная (для предотвращения повреждения канала ствола орудия картечные пули обматывались тонкими нитями или кусочками ткани); картечь в кругах. Картечь поражала живую силу противника на дальности не более 150-500 метров, в зависимости от калибра, заряда и типа картечи. Картечь не обладала сколь-нибудь заметным пробивным действием, зато обладала большой зоной поражения и применялась для уничтожения открытой живой силы на средних и коротких дистанциях, будучи чрезвычайно эффективна как против латной, так и против бездоспешной пехоты

Картечь широко применялась во флоте для поражения экипажа неприятельского корабля и уничтожения его абордажной команды. Стреляли картечью вдоль открытых палуб. До конца XVI века картечь применялась, в основном, для фальконетов, позже — и для более крупных орудий.

Картечь различали ближнюю и дальнюю. В ближней картечи было больше пуль, дальняя имела немного пуль, но большего диаметра и массы. Понятно, что такие пули летели дальше.

Шрапнели

На рубеже XIX века английский офицер-артиллерист Генри Шрапнэл, совершенствуя разрывной снаряд, создал новый снаряд, обладающий более высоким поражающим действием против живой силы противника. Для увеличения дальности действия своего снаряда Шрапнэл предложил наполнять его пулями и разрывным зарядом и снаряжать взрывателем — деревянной (позднее — латунной) трубкой с пороховым составом. Снаряд сперва получил название картечной гранаты. Трубка поджигалась в момент выстрела из пушки, через определенное время она прогорала и подрывала пороховой заряд внутри ядра. Сначала предполагалось, что картечная граната будет падать на землю, а потом уже взрываться. Первые картечные гранаты действовали именно так. Но в процессе экспериментов выяснилось, что если такая граната взорвется в воздухе над головами неприятельской пехоты, то эффект будет значительно больше. И последующие снаряды стали использовать именно этот способ: они взрывались в воздухе и пули градом накрывали живую силу противника. Очень красочно этот эффект показан в отечественной киноленте «Турецкий гамбит».

После внедрения картечных гранат в регулярную армию они быстро получили название «шрапнель» по имени их создателя. Большим преимуществом шрапнели перед картечью была возможность поражения укрывшегося — и потому недоступного для поражения иными боеприпасами — неприятеля.

Основной сложностью успеха шрапнели было точно рассчитать время замедления, чтобы снаряд взорвался как раз в момент пролета над неприятелем.

В качестве боеприпаса корабельной артиллерии парусного флота шрапнель применялась редко.

Разрывные снаряды

В зависимости от веса разрывные снаряды в некоторых странах делились на бомбы и гранаты (не путать с ручными гранатами!), однако принцип действия их был одинаков. Это были пустотелые металлические (обычно — чугунные, позже из литого железа) ядра, внутри которых находился большой запас пороха. После падения на землю снаряд подрывался и разлетался на осколки. Образовывалось до 20 осколков (обычно от 8 до 17-18), убойную силу они сохраняли на расстоянии до нескольких десятков метров. Недостатком такого типа боеприпаса была ненадежность: каждый 4 или 5 снаряд не взрывался из-за несовершенства трубок. В среднем одна граната выводила из строя 4 пехотинцев в пешем строю, хотя это очень усредненная цифра.

В некоторых изданиях бомбы ошибочно описывают как фугасные боеприпасы, то есть когда снаряд взрывался в результате удара о препятствие. Это категорическпи неверно! Такие боеприпасы появились лишь в конце XIX века с появлением детонаторов и взрывателей ударного действия.

Книппели

Книппель — это снаряд, употреблявшийся для повреждения рангоута и такелажа парусных кораблей противника. Состоял из двух ядер или полуядер, соединенных между собой железным стержнем или цепью. Книппели, в целом, были малоэффективны, редко применялись и быстро вышли из употребления. Малоэффективность выражалась в непредсказуемой траектории полета снаряда и малой дальности, а также практически нулевой эффективности против деревянных элементов корабля, включая мачты.

Цепные ядра

Очень похожи на книппель, но соединялись не стержнем, а цепью, иногда довольно длинной (до 3-4 метров). Оба ядра заряжались в одно орудие: в некоторых источниках утверждается, что стреляли цепным ядром одновременно с двух орудий, но автору этой статьи это представляется невероятным, учитывая несовершенство артиллерии, когда разброс по времени выстрела двух орудий достигал нескольких секунд!

Назначение этого боеприпаса аналогично книппелю с той лишь разницей, что длинная цепь предполагала нанесение более серьезных повреждений или запутываний рангоута и такелажа. Кроме того, цепные ядра применялись и против пехоты, вызывая довольно значительные потери. Цепные ядра окончательно вышли из употребления к первой половине XIX века.

Заряды

Самые первые пороховые пушки заряжались с дульной части, куда совком из бочонка засыпалось нужное количество пороха, которое потом трамбовалось с определенной силой (чем сильнее — тем больше будет сила выстрела, но и вероятность осечки возрастала пропорционально). Потом ставился пыж, после чего само ядро и снова пыж (чтобы ядро не выкатилось обратно). Потом на полку насыпался запальный порох, который поджигался палительной свечой или фитилем и производился выстрел. Скоростерльность такого орудия была довольно низкой, из-за большого числа операций при перезарядке. Точность также оставляла желать лучшего, поскольку каждый раз насыпалось разное количество пороха и трамбовался он каждый раз с разным усилием.

Позже, в XVI веке, удалось усовершенствовать этот процесс, введя зарядный пороховой картуз. Картуз — это полотняный мешочек с точным количеством пороха, отмеренным заранее. Картуз закладывался в пушку, потом пыж, потом ядро, потом опять пыж. Все очень похоже, но процесс зарядки ускорился, поскольку не было надобности в точном отмере пороха каждый раз. В процесс зарядки ввели так называемый «протравник» — небольшую палку с острым шипом на конце. С помощью шипа картуз прокалывался сквозь запальное отверстие и только потом туда насыпался запальный порох.

 
(72 голосов, среднее 4.54 из 5)

Обсуждение этой статьи на форуме. (10 постов)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить